ДЕТСКАЯ ПЛОЩАДКА

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены

Сказочный театр (театр кукол Елены Трещинской).
– Лена, как начался Ваш театр?
– Это было 16 лет назад, сейчас идет 17-й сезон. Внезапно захотелось заниматься куклами. И я стала ими заниматься: почитала книги, поизучала кукольные науки, повидалась с кукольщиками… Закончила заочный народный университет искусств. Там был годичный актерский курс и курс «режиссер театра кукол». Я закончила оба отделения, были хорошие педагоги, из театра Образцова.

Потом начала экспериментировать сама. Выбрала традиционный театр. Конечно, я не имею в виду традиционный советский, когда на сцене много людей. В моем понимании «традиционный» – значит, тысячелетний. Кукольщик всегда был один, все делал сам, и очень редко заказывал кукол другому. Или ему помогали члены семьи, в основном дети. И репертуар они подбирали сами, и все на себе носили… Мастерство передавали только по наследству. Это ремесло сложное. Я решила попробовать, мне понравилось. Стала выбирать репертуар.

– А где Вы берете материал для спектаклей?
– Лучше все делать самой, чем пьесы театра кукол на себя перекладывать. Ведь в любой пьесе есть заданность. Если один герой говорит, что в это время делает другой? Кто его держит? И так далее. Я играю одна и сама выстраиваю материал. А когда делаешь действие живое, чтобы все двигались, все говорили, играли свою линию жизни на сцене, надо думать, смотреть– кто, куда, зачем… Чтобы все было интересно и держало внимание зрителя…
А ведь детского театра, как такового, до XX века не существовало! Театр кукол был предназначен для взрослых. Были мистерии на тему жизни Христа, перепевы классических сюжетов, Мольера например, политические истории. Даже Петрушка боролся с полицейским, а тот, как представитель власти, бил его палкой. Все переживали за Петрушку, смеялись.
В начале прошлого века решили писать специальные тексты для детей, и у нас, и на Западе. В авангарде всегда шли чехи и французы. Жорж Санд со своим сыном Морисом даже домашний театр устроила. У нас были замечательные художники – муж и жена, И. С. Ефимов и Н. Я. Симанович-Ефимова. В Петербурге – Евгения Домини, остался театр марионеток – ее детище. А в Москве – Сергей Владимирович Образцов. А до него замечательный театр Юлии Слонимской и бродячие петрушечники, и самый знаменитый из них – Иван Афиногенович Зайцев.
То есть, видите, я не сама по себе появилась, были предшественники. И, конечно, мои педагоги Михаил Григорьевич Лямпе и Светлана Александровна Смелянская, – завлит в Образцовском театре. Я там стажировалась. И делала копию Петрушки Зайцева. Ямка в ямку, тряпочки по цвету подбирала и… научилась.
– Расскажите, пожалуйста, о Ваших спектаклях… Например, «История Флоризы»?
– Этот спектакль для детей от семи лет. Основа – французская литературная сказка XVIII века Франсуа Салиньяка. Сказка средневековая, и поэтому мы взяли обычаи, костюмы, музыку XII–XIV веков. Нет, там никто не погибает. Стоит дилемма выбора судьбы. Или ты будешь красивой, но несчастной, или самой собой – дочерью крестьянки, но абсолютно счастливой. И выбор за вами. Мать, конечно, выбирает для своей новорожденной дочки красоту и богатство, а потом дочь вырастет, ее предадут и будут готовить к казни. И тогда к ней прилетит ангел – тот, что прилетал когда-то к ее матери. «А теперь выбирай сама! Когда-то за тебя выбрала мама». – «Конечно, я хочу домой, к маме!» И она становится счастливой, пасет гусей, топит печь, печет хлеб…
Вопрос выбора детям уже понятен. И они уже наверняка слышали такие слова «судьба», «казнь». Лучше я объясню им про это, может быть, впервые…

Автор: Наталья Савельева

Предыдущая «
Следующая »