ДЭВИД ГИЛМОР МУЖЕСТВЕННОСТИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Эти слова означивают статус, которого реально может добиться лишь малое число наиболее ловких. На другом краю земли, на высокогорьях Меланезии, мальчики подвергаются весьма сходным испытаниям перед тем, как вступить в клуб избранных под названием мужчины. В предисловии авторы книги извинились перед коллегами-феминистами за то, что они пошли на компромисс с традицией, озаглавив части так, как это принято у философов. Не знаю; так или иначе, если прочитаю — скажу. Единственная группа лиц, которая в этом сомневается, — феминисты.

Добавил: Fenrishakar
Размер: 64.94 Mb
Скачали: 43500
Формат: ZIP архив

Женщины, познание и реальность: Оглавление также не предвещает ничего неожиданного: Правда — объясняют составители такую уступку академической дисциплине, — разбиение осуществлено только для того, чтобы помочь новичкам освоиться в мире феминистского мышления. Прежде чем приступить к изложению феминистской философии, читателя знакомят с мужественнсти важнейшими особенностями.

Отношения женщин и философов в историческом контексте исследует Ж. Именно в XVII веке родилась новая методология процесса познания, в которой приоритет отдавался окончательному отделению умозрительного от чувственного. Тогда же, дэивд Ллойд, сформировалось представление о неполноценности женщин, будто бы не способных научиться рациональному мышлению, очищать свой ratio от эмоций и грез.

Исключение из сферы разума, констатирует автор, привело и к исключению женщин из сферы власти. Написать эту работу ее побудил отказ Ассоциации канадских философов опубликовать исследование Шервин о феминистской этике.

Дэвид Гилмор

Автора обвинили в некомпетентности; сама Шервин увидела в отказе другую причину — фундаментальные расхождения феминистского и философского методов. И это закономерно, заявляет.

Ведь среди философов прошлого нет женщин, их сочинения пестрят женоненавистническими высказываниями. В традиционной западной философии общепризнанным стал метод Декарта — от универсалий к частностям, тогда как женщинам больше подходит сократовский — от частного к общему.

Женщины не притязают на объективность своих высказываний, для них предубежденность не порок.

Содержание

Наконец, феминизм — это пробуждение сознания, его цель — практика, политические изменения. Между тем для традиционной философии, ограничивающейся объяснением реальности, логика аргументации важнее полезности тезисов. Это неожиданное противопоставление несопоставимого — феминисты против философов, логика против пользы — типично для большинства авторов сборника.

Для феминистов мжуественности привычных мыслительных рядов становится одним из приемов критического анализа традиционной философии. Правда, заканчивается статья С. Проблема методологии интересует и Дж.

Она рассматривает так называемую парадигму соперничества, тем самым подчеркивая определяющую роль метода жесткого противопоставления идей для всей андроцентричной философии. Что же предлагает автор? Не исследовать контраргументы, а, во-первых, анализировать то, как идея соотносится с более широкой системой идей, во-вторых, использовать в поисках истины все разнообразие человеческого опыта.

Вполне предсказуемое предложение для феминиста, т. Моултон связывает с мужским стилем ведения дел, ведь в современном мире агрессия соотносится с такими понятиями, как деятельность, власть, авторитет, компетенция, эффективность.

Моултон критикует эти положения сразу с двух позиций. Дэви одной стороны, она пытается показать, что агрессия вовсе не тождественна компетентности.

Однако часто именно выбор темы косвенным образом подтверждает реальность этих стереотипов. Она обращается к современной теории о когнитивной и аффективной составляющих эмоции.

Эмоции не мешают получать знания, а, напротив, помогают — мужествеености основная мысль работы. Но между строк легко читается другая идея: Более интересной представляется теория Э. Джаггар о социально детерминированных эмоциях. Автор рассматривает эмоции как социальный продукт.

  ПОЗЫВНЫЕ КВН МЫ НАЧИНАЕМ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Общество предписывает мужчинам и женщинам испытывать те или иные эмоции. Наибольший потенциал, считают авторы сборника, имеет феминистская критика традиционных представлений о науке. Мужчина ассоциируется с объективностью и компетентностью. Компетентность в свою очередь часто но не обязательно приводит к воинственной автономности, а от нее — к господству. Неудивительно, замечает Келлер, что в трудах философов природа часто предстает в образе женщины. Феминистская критика науки в ее радикальном варианте пытается привлечь внимание не только к подавляющему численному преобладанию мужчин в научной сфере, но и к важнейшему следствию этой диспропорции — предвзятости в выборе тем и материала научных исследований.

Особенно заметно это в медицине. Так, долгое время не уделялось должного внимания проблеме контрацепции, а пробы на животных чаще мужестврнности это были крысы проводились на животных мужского пола, т. Гендерная логика, по дэвищ Келлер, способна повлиять и на выбор научной теории.

Она вспоминает о борьбе двух концепций строения клетки — иерархической и неиерархической. Научное сообщество вполне предсказуемо выбрало иерархически ориентированную гипотезу. Конечно, признает Келлер, примеров подобных предубеждений выявлено немного — их еще предстоит найти.

По ее мнению, именно гендером определяется когнитивный темперамент исследователя. Но не только. Лонгино, как и Келлер, склонна считать, что ценностные установки, обусловленные гендером, отражаются в научных предпочтениях исследователей.

Лонгино выдвигает другую гипотезу, учитывающую воздействие исторических и психологических факторов. В предисловии авторы книги извинились перед коллегами-феминистами за то, что они пошли на компромисс с традицией, озаглавив части так, как это принято у философов.

И само деление, и названия щэвид весьма условны, а содержание глав не всегда связано с этими названиями. Более того, в большинстве случаев главы можно смело менять местами — композиция сборника от этого не пострадает.

Тема: мужское — научные интересы

Главной целью книги было знакомство читателей с феминистской метафизикой и феминистской теорией познания — ведь феминисты занимаются в основном исследованием этических и социально-политических проблем. По замыслу составителей, рассмотрение фундаментальных для философии вопросов онтологии и эпистемологии, без чего нельзя сформулировать феминистский взгляд на мир, и должно было стать стержнем сборника.

Исключением но лишь в определенной мере можно считать статью К. Она призывает отказаться от онтологической модели, основанной на оппозиции, предлагая в качестве основы принцип дифференциации. Однако и эту онтологическую модель автор представляет в категориях этики. Если говорить о связи феминизма с современной западной философией, то сразу бросается в глаза стилистическая перекличка нескольких работ с постмодернистским дискурсом.

Но это только внешнее сходство, которое вряд ли способно сформировать у читателя ясное представление о феминистской модели мироздания. Подробно отношения феминизма и постмодернизма рассматривает Дж.

Автор анализирует основные положения постмодернизма на предмет их соответствия феминистским принципам. А идей, полностью соответствующих принципам феминизма, в традиционной андроцентричной философии быть не может — по определению. По мнению Батлер, работы французской писательницы о гендерной идентичности и самоопределении до сих пор не оценены по достоинству. Батлер пытается ответить на вопросы, вытекающие из этой формулировки и, безусловно, значимые для развития современной философии: Анализ отношений гендера и пола приводит Батлер к интересному выводу: Эти работы значительно обогатили наше понимание женских социальных и психологических ролей, в то время как мужественности, ее социокультурной интерпретации внимания практически не уделялось.

В современной науке не существует целостной концепции маскулинности как культурной категории. Именно этот пробел и решил восполнить Д. К сожалению, в полной мере оценить научные достоинства работы Гилмора мешает качество ее русской версии: Текст представляет собой практически сплошную кальку английского оригинала.

  КИРАН УКРОТИТЕЛЬ ДЛЯ ПАНТЕРЫ ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

404 Not Found

Причем калькировались не только слова, но и их сочетаемость, строение фраз. Однако вернемся к идейному слою книги Д. Гилмора, скрытому, но все же угадываемому за невнятным русским текстом. В основе исследования лежит концепция истинной мужественности, которая, по мнению Гилмора и многих его предшественниковотличается от простой анатомической принадлежности к мужскому полу. В большинстве культур мужественность — это статус, который достигается путем суровых испытаний.

Представления о возмужании как о рубеже, который можно перейти только после жестокого обряда инициации, мы находим на всех уровнях социального и культурного развития, на всех континентах, как у воинственных, так и у миролюбивых народов.

Гилмор собрал и подверг анализу огромный массив данных. Он рассматривает все атрибуты мужественности, известные современной антропологии. Мужесвенности, делает вывод Гилмор, что культы мужественности неразрывно связаны с качествами, необходимыми для выполнения традиционной мужской роли, — твердостью духа и самодисциплиной. А в эгалитарных сообществах единственным средством принуждения для них муюественности стать идеология, расценивающая потерю мужского статуса как худшее из наказаний.

Конечно, есть исключения — общества, в которых групповой стратегией выживания стало бегство, уход от конфронтации с силами природы и врагами. Таково, например, коренное население Таити или малазийское племя семаев. В этих обществах гендерным различиям не придается никакого значения.

Но исключения, считает Гилмор, все равно вписываются в глобальный маскулинный код: Теоретическая основа исследования Гилмора — это, в первую очередь, неофрейдизм. Он гимор в обретении маскулинности отделение от матери, осознание мальчиком себя как автономной личности. Маскулинному статусу мужчины все время угрожает желание вернуться к симбиотическому единству с матерью.

Поэтому систему образов возмужания Гилмор, вслед за неофрейдистами, понимает как построение мужествеенности защиты от вечной незрелости, комплекса Питера Пэна.

Выводы Гилмора о психологической природе культа мужественности не новы, но исследователь ими не ограничивается. Его интересует связь психологических факторов с социально-экономическими. Он настаивает на том, что гендерные идеологии необходимо признать социальным фактом. В рамках этой по определению автора, функционально-диалектической модели назначение идеалов мужественности — обеспечить преемственность общественного устройства и интеграцию мужчин в социум.

Американский исследователь находит в своем методе некоторое сходство с марксизмом. Гилмор выводит из этого определения концепцию культурной стоимости. Когда работа над книгой только начиналась и шел сбор данных, мужественноста автор ожидал, что исследование, скорее всего, подтвердит стереотипы о пассивности и заботливости женщин и о себялюбии и равнодушии мужчин.

Но этого не произошло. Мужкственности критериев мужественности автор обнаружил щедрость и бескорыстие, доходящие до жертвенности. Мы убедились в том, что во многих культурах настоящий мужчина — это тот, кто дает больше, чем получает, тот, кто служит другим.