ДОМАШНЯЯ МУЗА

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены

Семья редких птиц или барышня и хулиган.
Володя и Лиля Муромцевы – одна из самых веселых и заводных пар на орбите авторской песни. Их планета «Редкая Птица» погружает слушателя то в звонкоголосую ностальгию тридцатых, то в бунтарские шестидесятые, а то и в веселый средневековый балаганчик…

Результат – живой и творческий сплав – схож с историей их знакомства, которую смело можно вписать в анналы легенд авторской песни. Какая еще из «бард-семей» может похвастаться последовательными знакомством, лауреатством и членством в жюри Грушинского фестиваля? Только «Редкая Птица»! Заинтригованы? Тогда обо всем по порядку. Итак…

Ко времени начала перестройки Володя был участником популярного во второй половине 1980-х объединения – Политклуба им. Н. И. Бухарина. В то время Политклуб выполнял функции Аглицкого клуба времен Николая I – там можно было почерпнуть хоть какую-то информацию о реальных событиях в стране. Плоды усиленного политического воспитания не замедлили сказаться – во время одного из выступлений Володи с его песней про Егора Кузьмича на Ламповом заводе города Саранска кто-то из бдительных политпросвещенных товарищей просто-напросто отключил аппаратуру. Так что на Грушинский фестиваль 1988 года Володя прибыл в роли сурового социального обличителя.
Таким его и увидела она. Столкнулись они у импровизированных палаточных ворот их, как оказалось, общего друга, поэта и барда Сергея Ныркова. Неприступного вида суровый политический обличитель и «кисейная барышня». «А, вот и вы. Знакомьтесь. Володя, это Лиля. Лиля, это Володя». Застенчивая Лиля зарделась, смущенно взглянула снизу вверх на
Володю и… улыбнулась. Володя не подозревал, что с этой улыбки начинается новая глава в его жизни. Лиля…
Лиля сама организовала ансамбль в юридическом институте, играла на блок-флейте, а ее подопечные юристы с азартом играли на всяческих гремелках и стучалках.
И еще Лиля полюбила авторскую песню. Абсолютным ее кумиром был Сергей Никитин. Лиля с упоением подбирала его песни и мечтала.
«Никитины – это был для меня идеал семейной жизни. Я тоже считала, что у меня муж должен быть с гитарой и сочинять песни».
Лиля приехала на Грушинский фестиваль, еще не подозревая, что когда она подбирала «Александру», рядом невидимо стояла фея судьбы.
Фея улыбнулась, взмахнула блестящим зонтиком и шепнула на ухо Сереже: «Пригласи Володю в гости тоже, пригласи. Ну что тебе стоит?» Когда они сидели в лагере у костра и весело болтали, Володя попросил гитару. И тогда впервые Лиля посмотрела на него другими глазами. Летописец книги судеб уже замер над новой страницей… Так начиналась их совместная глава…
Когда Лиля вернулась в Саратов, а Володя – в Набережные Челны, они не забыли друг о друге. Скорая встреча казалась невозможной – Володе надо было зарабатывать на хлеб, Лиле – закончить пятый курс консерватории. И тогда они нашли выход. Письма. Эти белые ласточки-конвертики они посылали друг другу почти каждый день. Восемь месяцев подряд…
Они поженились через год. Был ясный мартовский день. Володя приехал в Саратов ровно на два дня. И был мороз, и было солнце. И была свадьба. А потом начались годы странствий…
О годах странствий можно было бы составить не одну главу. Сразу после свадьбы Володя уехал в Саранск по приглашению их «свахи» Сергея Ныркова, предложившего Володе принять участие в организации театра песни при обкоме комсомола. Через год к Володе присоединилась Лиля. Четвертым участником театра, объездившего множество фестивалей, стала актриса Алина Власова, оформлявшая номера оригинальными пластическими композициями.
Помимо театра, Лиля и Володя впервые создали совместную песенную программу. Сначала пели Ивасей, Никитина, песни Сергея Ныркова, собственные. Стали лауреатами Казанского фестиваля авторской песни. За две недели до отъезда на Третий Всесоюзный фестиваль в Киеве, Лиля сломала ногу, выпрыгнув со второго этажа пединститута, входная дверь которого оказалась запертой. Рухнувшие надежды на участие в фестивале оказались созвучны времени: Всесоюзный фестиваль оказался последним. Великая империя разваливалась, наступала тяжелая эпоха безвременья…

Любовь Павличенко.

Предыдущая «
Следующая »