ДУРДОМ СТЕФАНОВИЧ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Previous Entry Next Entry 11 мар, 6: Для авторов и правообладателей. Двое врачей Антоша и Гоша — братья-близнецы, первый год после института работавшие и отделении ординаторами, схватили Лену за руки. Открыть дверцу после начала стирки: Но как говорил еще Фрейд, внутри самой самоуничижительной депрессии скрывается чувство превосходства. В том числе и многие психиатры. Подергавшись на веревках и поняв — дело безнадежное, она затихла.

Добавил: Samuzragore
Размер: 24.5 Mb
Скачали: 42505
Формат: ZIP архив

Из-за плотно закрытой за ее спиной двери до нее донесся гневный голос давнего Володи: Она отошла от двери подальше, несколько раз прошлась бесцельно по коридору, но везде сидели ожидавшие приема больные, и она снова встала у стены.

Соответствующее заключение мы пошлем, куда требуется. Желаем вам творческих удач. Казалось, все завершилось вполне успешно… Но этот консилиум, как ни странно, стал последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Что-то сломалось внутри окончательно, что-то непоправимое произошло с. Стефмнович после комиссии прошла у нее в бессоннице.

Она много раз ложилась, вставала, выходила на кухню, пыталась читать, писать — все валилось из рук. На другой день на работу она не пошла — благо, своим рабочим временем могла распоряжаться свободно.

Приготовив утром Антону завтрак, проводила его в школу.

Похожие книги:

Спокойно, не торопясь, очень тщательно прибрала в доме, стефангвич идеальный порядок на своем рабочем столе…. Потом разбудила мать — та засыпала поздно и спала по утрам долго, ей нужно было на прием к участковому врачу в поликлинику к двенадцати часам. Позавтракав, мама тоже ушла из дома. Елена, как следует вымывшись в ванне, переоделась, села к письменному столу, что-то долго дырдом, зачеркивала, потом вложила в конверт, стефановач и положила на свой стол.

Достав из своего стола бритвенное лезвие, она снова зашла в ванную и очень крепко, на две задвижки, закрылась. Пустила горячую воду, разделась, залезла в ванну.

Сердце билось громко и гулко, казалось, его удары слышны на весь дом, на весь город, может быть, на весь мир. И где-то мелькнула подспудная трусливая мыслишка: Только бы не помешали… не дай бог в живых остаться… Душа болит! Две недели спустя, худой, с почерневшим лицом Антон сидел за письменным столом.

прочла в третий раз -книгу Дурдом, Елены Стефанович, рекомендую

Перед ним лежал исписанный торопливым почерком, знакомым и родным до боли, бумажный листок. Видимо, я и правда душевнобольная — так страшно болит душа, что нет сил жить. Прости меня, родной, прости… Будь счастлив. Я люблю тебя всегда, мой бедный маленький мальчик!

  БОРИС АКИМОВ МЕДИТАЦИЯ САМОВНУШЕНИЕ АУТОТРЕНИНГ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Комментарии пользователей

Из соседней комнаты слышались приглушенные стоны, сильно пахло лекарством — бабушка после похорон не поднималась: И в его пальцах сверкнуло жало бритвенного лезвия…. Летом года, ошеломленная, я вышла из старинного читинского особняка по ул. Калинина, 97, прошла стефаноцич ближайшей скамейки и обессилено опустилась на жесткое сидение…. Итак, только что закончившаяся специальная комиссия областного психоневрологического диспансера сочла возможным снять дутдом с психического учета, на котором я числилась 21 год.

Естественно, отменялся и мой диагноз — «хроническое психическое заболевание в форме шизофрении с детства». Значит, 21 год боли, душевной муки, вечной боязни «как бы опять не сочли сумасшедшей! Но годы, годы — 21 год жизни!

Дурдом — Стефанович Елена — скачать книгу в fb2, epub, mobi, pdf, txt и читать онлайн

Разве можно их «списать в архив»? Разве можно забыть то, за что заплачено юностью, молодостью, здоровьем? Должны знать, чтобы подобное не повторилось с кем-то из вас, с кем-то из ваших близких!

Писать ее было и легко, и неимоверно трудно: То, о чем я пишу здесь —. Было либо со мной, либо с кем-то из тех, кто находился и погибал рядом, кому я ничем не могла помочь, и это угнетает меня по сей день.

Хотя, что же я могла стефаович те времена, в тех условиях сделать? И все равно — больно, по сей день — больно…. Хотя вещь эта в очень значительной мере автобиографична, я бы не хотела, чтобы меня отождествляли с главной стефановиы моего повествования — Еленой Ершовой. Потому хотя бы, что много их было, таких Елен, и много еще их есть и будет, к сожалению…. Больны не Елены, безнадежно больно наше общество — вот главное из того, что хотела я донести до своего возможного читателя.

И врачами для нашего общества должны стать все мы, каждый из нас — девушка, юноша, мужчина, женщина, старик, ребенок — все мы своей душевностью взаимной, добротой, нежностью и пониманием друг друга должны учиться спасать то, что еще можно спасти.

Этому никого из нас не учили. Каждому придется все постигать с нуля.

  MEIKO LEAVE THE LIGHTS ON STOTO REMIX СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Но другого выхода у нас просто нет…. О, как мы озабочены судьбой страны — вопим на всех обочинах, грозны, странны. Орем на всех собраниях — их не объять! Стнфанович и опасно взлетает нож.

Пока исходим воплями, орем: Весь город — место лобное… И снова глядь,— мы слышим дурдьм И сокрушат, неистовы, Его сейчас… «…Мы — красные ка-ва-ле-рис-ты, и про нас»…. И сокрушат, неистовы, Его сейчас… «…Мы — красные ка-ва-ле-рис-ты, и про нас»… …Когда Елена замолкла, главный врач, как-то странно помотав головой, внезапно охрипшим голосом попросил: К счастью, долго ждать не пришлось: Взмокший, красный, как вареный рак, главврач нарочито сухо сообщил дурдоа Спокойно, не торопясь, очень тщательно прибрала в доме, навела идеальный порядок на своем рабочем столе… Потом разбудила мать — та засыпала поздно и спала по утрам долго, ей нужно было на прием к участковому врачу в поликлинику к двенадцати часам.

Можно терпеть…» Сердце билось громко и гулко, казалось, его удары слышны на весь дом, на весь город, может быть, на весь мир. И в его пальцах сверкнуло жало бритвенного лезвия… Стефаанович автора Летом года, ошеломленная, я вышла из старинного читинского особняка по ул. Калинина, 97, прошла до ближайшей скамейки и обессилено опустилась на жесткое сидение… Итак, только что закончившаяся специальная комиссия областного психоневрологического диспансера сочла возможным снять меня с психического учета, на котором я числилась 21 год.

И все равно — больно, по сей день — больно… Хотя вещь эта в очень значительной мере автобиографична, я бы не хотела, чтобы меня отождествляли с главной героиней моего повествования — Еленой Ершовой. Потому хотя бы, что много их было, таких Елен, и много еще их есть и будет, к сожалению… Больны не Елены, безнадежно больно наше общество — вот главное из того, что хотела я донести до своего возможного читателя.