ФОРМАТ-НЕ-ФОРМАТ

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены
Игорь Бойко

Игорь Бойко: «Научиться жить с гитарой»
У многих из нас в жизни был момент, когда хотелось взять в руки гитару — в порыве выделиться, очаровать первую любовь, удивить родных… Но романтика с годами улетучивалась, приходили житейские будни, и гитара постепенно забывалась -все реже ее брали в руки, чтобы вспомнить юность.

Но наш сегодняшний гость, однажды взяв в руки гитару, настолько полюбил ее, что не расстанется с ней никогда. Гитарист Игорь Бойко достиг в игре на инструменте головокружительных высот и всеобщего признания. Правда, несмотря на блестящую карьеру музыканта, сам Игорь всегда отшучивается: «Первой гитарой страны» никогда не буду — «первых» и без меня слишком много».
— Но ведь это не от скромности?
— Так заведено в этом мире: чтобы кому-то что-то доказывать, нужно тратить массу энергии, здоровья, времени и средств. Для чего — ради мнимого пафоса, эфемерных амбиций и каких-то условностей… А когда же делом заниматься?
— Игорь, когда началось ваше увлечение гитарой? Как у многих — в старших классах?
— Пораньше, мне было лет 8. Я вырос на Украине, в городке Сумы, в обыкновенной семье. Родители не были музыкантами, хотя и любили петь. С утра до вечера они работали и не имели возможности уделять внимание нашему музыкальному воспитанию. Все произошло как-то само собой: однажды вечером во дворе я услышал старших ребят — они сидели на лавочке и пели популярные в то время песни. Собственно, меня поразили не столько песни двора, сколько звучание гитары — яркое, сочное, немного дерзкое. Я влюбился в этот инструмент: приставал к ребятам: «Покажите аккорды -хочу играть!» Помню, первым моим учителем был соседский парень Сашка — он охотно посвящал меня в свои «секреты», давал слушать записи. И гитара настолько захлестнула меня, что я довольно скоро предпочел ее спорту — я тогда довольно серьезно занимался спортивной ходьбой!
Эти жертвы не прошли даром: через пару лет я собрал школьный ансамбль. Вскоре мне, обычному школьнику, стали предлагать играть в разных ансамблях. А к 1б-ти годам я играл в лучшем ВИА города — ансамбле «Барвы», и поскольку был там самым молодым, мне постоянно приходилось подтягиваться до уровня уже сформировавшихся, профессиональных музыкантов.
— Играли песни советских композиторов?
— Не только. Весь трюк заключался в том, чтобы не изощряться в пассажах, в импровизациях,
но точно,«один в один» скопировать популярную тогда мелодию -будь то песня Тухманова или «Битлз». Да-да, в те годы мы играли и композиции «Битлз», и даже таких команд, как «Чикаго» и «Иглз». Официально советская пропаганда этого не поощряла, но и запрещать уже не могла.
Дискотек в современном понимании тогда еще не было — популярностью у молодежи пользовались танцплощадки при домах и парках культуры. Наш ансамбль, играя там, старался идти в ногу со временем, не деля песни на «наши» и «не наши». Такой опыт игры «вживую» со временем позволил мне, мальчишке без музыкального образования, попасть гитаристом в Сумскую государственную филармонию.
— Выходит, даже музыкальной школы вы не оканчивали? Но курсы, кружки, частные уроки гитары в биографии гитариста Игоря Бойко наверняка были…
— В те годы учиться гитаре в Союзе было просто-напросто негде -преподавали фортепиано, скрипку, но в основном народные инструменты — баян, балалайку. Многие ребята-гитаристы специально шли в кружки балалайки, чтобы хоть как-то «почувствовать струны», понять принцип игры.

Прялка зеленой феи
Это как по-детски увлекаться толкиенискими играми, пока повзрослев, не поймешь, что сказочные персонажи гораздо реальнее, чем можно представить. За бутафорией начинаешь видеть древних богов, которые проявляются через характеры и поступки окружающих (то, что Юнг называл архетипами). И чем масштабнее творчество художника, тем отчетливее осознаешь, какие именно духовные силы он выражает, внося свою лепту в непростые отношения Земли и Небес.
С кем еще об этом поговорить, как не с идейной вдохновительницей, лидером и вокалисткой «Мельницы» в одном лице — Натальей О’Шей (артимя-Хелависа).
Наташе в музыкальном плане нравились такие монстры тяжелого блюза, как «Led Zeppelin» и Janis Joplin (традиционный негритянский блюз в роковой интерпретации, «черная» страсть, пропущенная через «белые» головы). Другое увлечение — мифология, кельтские языки. Она кандидат филологических наук. Страсть и мифологическое сознание Хелависы соединилось в песнях одной из самых музыкально-магических групп России.
— Ваш артистический псевдоним Хелависа — по имени ведьмы из романа Томаса Мэлори «Смерть Артура». Точнее, из-за сходства, которое усмотрела ваша
подруга, с иллюстрацией, где изображалась эта ведьма. Вас не смутила принадлежность последней к цеху «профессиональных» колдуний?
— Я не отношусь к магии как к чему-то, чего стоит бояться.
— У вас это наследственное?
— Скажу только (таинственным тоном), что все женщины в нашем роду зеленоглазые…
— А может, вам было бы приятнее взять имя какой-нибудь белой феи?
— Уж лучше зеленой! (Смеется)
«Зеленой феей» прозвали абсент. Видимо, гражданам им злоупотреблявшим, она являлась.
— Какие черты, свойственны ведьме?
— Она должна быть смелой и не болтливой.
— Тихо делать свое дело?
— Почему тихо? Можно с фейерверками и разрушениями.
— Ведьма — слуга Бога или Дьявола?
— Это зависит от ее выбора: из какого источника черпать силу.
— Вы использовали специальные магические методы в работе над дисками?
— Рецепт простой: когда я довожу вещь, должно появится особое настроение, когда холод по позвоночнику, мурашки по спине. Если этого нет, запись следует отложить.

Предыдущая «
Следующая »