ГОРОДСКОЙ РОМАНС

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены

Алла Баянова: «Жить – это значит петь!»
Героиню нашей рубрики называют королевой романса. Это женщина удивительной судьбы и необыкновенного мужества. Прошедшая зима преподнесла ей тяжелые испытания. Дни, проведенные в больнице, казались нескончаемыми. Даже некоторые безнадежные оптимисты не верили, что она снова сможет оказаться дома.

…Но солнечным весенним днем мы вошли в маленькую, уютную квартиру в одном из Арбатских переулков, и нас, как ни в чем не бывало, встретила красивая, элегантная хозяйка – народная артистка России Алла Баянова.

– Сколько же Вы помните романсов?
– Никогда не считала. Много. У меня записаны десятки грампластинок и десятки дисков, на каждом до двадцати песен. И все, между прочим, записаны без единой бумажки. Сколько их всего сосчитать невозможно.
-У Вас огромный репертуар, а есть романсы, которые Вы категорически не поете?
– Да, есть такие романсы. Например, «Нищая». У меня хорошо развита фантазия. Я вижу эту нищую, которая стоит на снежных ступенях, босая, возле церкви, проходят люди, никто на нее не смотрит, она стоит, дрожит, эти тряпки на ней драные. Нет! Я не могу это петь! Или еще – «Пара гнедых». Автор так описал этих несчастных, заморенных, голодных. Они отдают всю свою душу, чтобы прогулять тяжелые кареты, такие беззаботные и праздные… Никогда не пела и не пою этот романс. Слишком люблю лошадей…
– Вы часто возвращаетесь памятью в свое прошлое?
– Несколько лет назад я рассказала всю свою жизнь своему давнему другу, писателю Анисиму Гиммерверту. Так родилась книга «Не похожая на всех», в которой написаны грустные и радостные картины моей жизни. И все они настоящие! Моя дорога была трудная с самого начала. Оглядываясь назад, я вижу, что во все критические моменты моей жизни мне всегда мешала политика. Видно, так было суждено: я родилась в год войны, и вся моя судьба была извилиста и драматична. Как только мне хотелось раскрыть все мои возможности, всегда что-то мешало. Но все равно я старалась быть счастливой вопреки роковым поворотам судьбы. И в конце концов поняла, что счастье – в нас самих и оно больше зависит от нас, а не от внешних обстоятельств.
– А такое надоевшее всем явление, как попса. Вам мешает попса?
– Конечно. Она всем мешает. Особенно жаль детей, что они на этом растут. Попса засоряет не только эфир, но и головы. Я вообще не понимаю этих текстов «Я с тобой, как на войне, ты со мной, как…», – то, что сейчас поют эти современные «девчата» – не знаю, как их еще назвать. А публику, которая этому аплодирует, я тоже не понимаю. У меня своя публика, и я ей очень благодарна.
– Предвидится ли что-то новое из Ваших записей?
– В Париже готов к выпуску мой новый диск. Вся музыка моя, а стихи одной интересной русской поэтессы.
– Тогда почему в Париже?
– Я Париж очень люблю и хорошо его знаю. Давным-давно я жила там с родителями, выступала, а потом однажды, это было в 1980-е годы, я вернулась после долгой разлуки. Я не виделась с этим городом 50 лет. Эта встреча очень мне запомнилась. Я была так счастлива, бродила по улицам, огорчалась, если не находила то, что сохранилось в моей памяти. На месте осталась стоять русская церковь на улице Дарю, но напротив нее уже не было кафе «У Мартьяныча», где когда-то пекли такие вкусные филипповские пирожки…
– Вы всегда очень много ездили. Кроме концертов в Москве, будут ли у Вас гастрольные поездки?
– Сегодня мне позвонили и предложили дать двадцать концертов подряд. Спросили, могу ли я выдержать?
– Вы согласились?
– Согласилась. Потому что еще по России хочется поездить.
– А силы найдутся?
– Для этого – да. Для меня жить – это значит петь. И это – не миф, то что сцена помогает. Это реальность. Я выйду на сцену, и вы меня не узнаете.

Елена Кузнецова

Предыдущая «
Следующая »