МУЗЫКА-МОЁ

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены
Алексей Архиповский — балалаечник

Алексей Архиповский: «Музыкант не может быть темным»
Алексей Архиповский — балалаечник от Бога. Дар его действительно уникален. Из трех струн «смешного», с привычной точки зрения, инструмента он может, подобно фокуснику, в несколько минут извлечь целую музыкальную вселенную: от скоморошьих запевок до авангардных а-тональностей, от рок-драйва «The Beatles» и «Rolling Stones» до таривердиевской щемящей мелодики «Иронии судьбы» и заунывной песни шарманки.

Недавно в Питере на клубном фестивале «Мамакабо» один крупный бизнесмен, услышав игруАрхиповского, заметил: «Если бы я не сидел в трех метрах от него, я бы ни за что не поверил, что на трех струнах можно ТАК сыграть. Что это вообще играет балалайка». У Архиповского -может. Я думаю, Алексей Архиповский порадуется подобному мнению. Вот уже два десятилетия одной из его основных творческих задач является «открытие балалайки». Нет, не для иностранных граждан, хотя и для них тоже, но, прежде всего, для… самих русских. Разве нужно русским открывать балалайку? «А что вы знаете о балалайке, о ее возможностях? С чем она у вас ассоциируется?» — вопросом на вопрос ответит Алексей Архиповский.
И даже хорошо образованный человек, как правило, вынужден будет честно признать, что недалеко ушел в ассоциациях от банальной триады «Russia, водка, балалайка».
Между тем Алексей Архиповский -мировая звезда, его балалайку слушают в Америке и в Китае, в Европе и в Кремле на встрече восьми президентов СНГ во главе с Владимиром Владимировичем Путиным. На вопрос, какая была реакция у президентов на его игру, улыбнувшись, отвечает: «Нормальная реакция. Внимательная». Но лучше начать о нем говорить не с Кремля, потому что образ Кремля стал Алексею родным отнюдь не с рождения. Родился он на юге, у
Черного моря, 15 мая 1967 года, и с этого дня можно вполне начать отсчет новой истории. Истории «Паганини с балалайкой» — Алексея Архиповского.

ГОРЫ, МОРЕ, БАЛАЛАЙКА…

В Туапсе было жарко, были горы, и было море. Море, которое тут же стало источником самых сладких грез и властителем дум юного Леши Архиповского. Научился плавать — и сразу в воду. С ластами и трубкой, разумеется. Наблюдать за многочисленными, странными, причудливыми и бесконечно многообразными представителями морской флоры и фауны он мог часами. И часами мечтать.
Мечтать было о чем. С девяти лет, по признанию Архиповского, кроме моря, у него была «одна балалайка». Причем от большинства сверстников-коллег по музыкальной школе Леша сразу отличился: балалайку любил до самозабвения.
Может быть, дело в том, что первым музыкальным инструментом у маленького Леши был громоздкий тяжелый аккордеон. Не отличавшемуся соответствующей аккордеону комплекцией мальчику играть на нем было… затруднительно. Леша попросту ставил его на кровать и играл, как мог, приноравливаясь к такому необычному положению инструмента. Поэтому, когда сжалившиеся родители в 9 лет перевели Лешу «на балалайку», ему стало в буквальном смысле слова легче. Во всем, кроме техники. Сбитые в кровь пальцы — та не знакомая аккордеонисту цена за год за годом упорно приобретаемое мастерство владения «легкой» балалайкой.

Предыдущая «
Следующая »