МУЗЫКА-МОЁ

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены
Тамара Сидорова

Тамара Сидорова: «Я все делаю неправильно»
Мама Тамары очень любила музыку, сама замечательно пела, но, будучи инвалидом-сердечницей, отдала все свое жгучее желание служить музыке дочке. Однажды они – мама и две ее дочки (у Тамары есть старшая сестра) – услышали по радио «Лебединое озеро». Мама сделала звук погромче и стала танцевать, а потом к ней присоединилась Тамара.

Сестру танец как-то не привлек, а Тамара под эту музыку… неожиданно для самой себя «умерла», по балетному сложив маленькие ножки и ручки.
…К тому времени Тамара уже год как занималась в балетном классе для маленьких, а еще – фигурным катанием и даже легкой атлетикой. Девочкой росла крупной и сильной…
Что удивительно: глядя на «умирающего лебедя», мама отчетливо поняла, что Тамара – нет, не танцовщица. Она – музыкант.
Так в четыре года Тамара оказалась в спецшколе при свердловской консерватории. Прибавив дочери два года, мама записала
Тамару в класс скрипки. Первые десять лет Тамара относилась к скрипке как к главному врагу в своей жизни. Тамара играла на
ней полтора часа утром и полтора часа вечером, а перед тем мама дочку кормила. Конечно, маленькая Тома всячески оттягивала момент, когда ей придется взять в руки скрипку и заниматься. «Естественно, ела я очень много и была как эта… шифоньера здоровая. А при виде скрипки меня просто рвало – фонтаном! До того ненависть была к инструменту – как это все дети гуляют, а мне нужно играть – ужас!». Любовь к скрипке пришла в 14 лет. Вместе с первой любовью к серьезному и утонченному мальчику-соседу – любовью, разумеется, несчастной. «У меня первая любовь была очень трагическая. В этот момент я все в скрипку вложила – эту свою первую любовь. И свой звук у меня появился именно в 14 лет, то звукоизвлечение, без которого себя уже не мыслю, ощущение этого высшего движения души». А дальше… Дальше были годы «кабацкой удали» – Тамара увлеченно играла в ансамблях ВИА-69, «Чудесницы», зарабатывая первые, уже вполне приличные гонорары. Тогда же она стала не только играть на скрипке, но и подпевать себе. Песни были соответствующие времени и месту исполнения – «патриотические» или «про любовь». В свердловском кафе «Молодежное» Тамара не только играла и пела, но и помогала делать аранжировки музыкантам, у которых, в отличие от нее, не было музыкального образования. Пиком и завершением «кабацкой карьеры» Тамары Сидоровой стал лучший ресторан Свердловска – «Уральские пельмени». Местный мафиози по-отечески полюбил Тамару за непосредственность и доверчивость, никто не смел тронуть ее пальцем. Музыкальной королевой Свердловска отметила она здесь свое феерическое восемнадцатилетие. А потом вдруг заскучала. Куда стремились все герои-интеллигенты рубежа веков? Правильно, в Москву, в Москву… Вот и Тамара решила – была не была. И – с валенками, ананасом и… австрийским микрофоном укатила в неведомую столицу. Ананас тут же был кому-то подарен, валенки не пригодились, а вот микрофон пришелся по назначению – Тамара попала в популярный ансамбль «О чем поют гитары».

Предыдущая «
Следующая »