НЕ ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены

Эротическая парадигма АП и Фауны.
Судя по многочисленным письмам в редакцию тема, дискуссии давно волнует наших читателей. Специалисты: Лев Моисеевич Щеглов – ректор Института психологии и сексологии, доктор медицинских наук, профессор, секретарь Ассоциации сексологов России… и Иван Владиславович Корнеев – почетный член.

Евроазиатской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов, директор Ленинградского зоопарка с 1990 по 2001 год, любезно согласились дать интервью корреспонденту журнала «Люди и Песни» Льву Засаднюку.
Лев Засаднюк: Лев Моисеевич, можно ли парадигму авторской песни противопоставлять ее закатному мышлению?
Доктор Щеглов: Никоим образом. Авторская песня – это обязательная задушевность, негромкость, это попытка бесконечного самовыражения и думаю, с определенными хроническими характеристиками, которыми мы все различаемся, ибо все психологи-аналитики, начиная с незабвенного Зигмунда Фрейда, говорили, что многое происходящее с нами предопределяется какими-то заложенными в нас, не только генетикой, переживаниями раннего детства и их характеристиками, которые создают канву для особенностей, странностей, склонностей, черт характера, и для всего того, что входит в такое мощное понятие, как личность.
Л. Засаднюк: Присутствующий здесь известный зверовед Иван Корнеев наверняка сталкивался с такой проблемой, как авторская песня и дарвинизм…
Иван Корнеев: Абсолютно убежден, что теория выживания видов, на примере происходящего в авторской песне, к сожалению, актуальна и для бардизма. Статистические исследования определили, что именно на мелких животных изливается любовь бардов, в отличие от представителей эстрады, цирка и рок-культуры…
Л. Засаднюк: А как влияет прямой контакт между бардом и животным… разными животными?
Д-р Щеглов: Имеется в виду не сексуальный?
Л. Засаднюк: Нет прямой психологический контакт с животными разных видов, отрядов и родов.
И. Корнеев: Мне пришлось наблюдать однажды такой контакт. В нашем зоопарке снимался фильм-концерт «Леонид Сергеев в Ленинградском зоопарке», и больше всего реагировала на пение барда наша орангутаниха Моника, абсолютно ручная, хорошая, замечательная. И вот, представьте себе, она кинулась обнимать объект во время исполнения песни – это была реакция примата (хоть и высшего). Но ведь как напоминает человеческую.
Л. Засаднюк: Это был художественный порыв?
Д-р Щеглов: Скорее побудительный мотив… Или… Нет, нет… Это уже скорее реакция нервной системы – ассоциации… по-поводу партнера?
И. Корнеев: Трудно сказать… Как-то раньше об этом никто не задумывался.
Л. Засаднюк: Так что же получается барды подвластны как секуальным наклонностям, так и творческим привязанностям в равной степени?
Д-р Щеглов: Давайте подумаем. Любители попсы, классической музыки – испытывают ли они потребность частых встреч, есть ли у них фестивали на природе, есть ли у них выраженное желание, говоря плохим языком, «кучковаться», общаться?
Я считаю, что это подавленный комплекс полигамных отношений. Он восходит к нашим прапрапредкам… «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!» Не мы с тобой, не я один дома с наушниками, а собраться-то есть это, безусловно, говорит о тайном желании полигамии, полиандрии…

Лев Засаднюк.

Предыдущая «
Следующая »