НОРА ГАЛЬ СЛОВО ЖИВОЕ И МЁРТВОЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Старик думает о смерти: В подлиннике comment, но естественней хотя бы: Как указывает критик Р. Суть ее можно выразить вдвое, втрое короче — и выйдет живей и выразительней. Нора Галь собирала их двадцать лет, в период расцвета советского языка — 50—е годы.

Добавил: Mojas
Размер: 5.22 Mb
Скачали: 91745
Формат: ZIP архив

Книга ни дать, ни взять знаковая, если не сказать — культовая. Ее заглавие реет как алый стяг над головами зеленых начписов. Куда ни ткни нос — везде ее посоветуют, отрекомендуют и подсудобят.

Книга, которую наша ревностная псевдо-писательская интернетовская солянка возвела на такой пьедестал, что глаза сломаешь, так высоко засела. Десять лет назад попала мне в руки едва ли не первой вместе с записками Юрия Никитина, так и по сей день намаливают, будто священное писание. Так уж сложилось, понимать. Рвать глотки за свое, за Родину, за Пушкина, за русский язык — это в мёртвоа.

Вот и взлетела ракета. Но это все лирика. А а в том, что сегодня я разбираю вроде бы самую обычную книжку, древнюю, местами нудную и неинтересную, с кучей недостатков и русофильской патетики, а вам кажется, будто безумец занес нож над священной коровой.

Но это ведь вы, вы сами ее таковой и сделали! На каждом углу, в каждом комменте: В общем, уберите от экранов душевнобольных, детей и беременных женщин, сейчас замахнусь на святое. Мое первое знакомство с этой книгой состоялось лет десять назад, когда в одном из списков живоее я увидел. Но то, что открылось по ссылке, оказалось лишь скромной нарезкой из глав — страниц тридцать-сорок, не более, основные тезисы и чуть-чуть примеров — про канцелярит, оскудение русского языка, засилье импортных слов, пламенные призывы бороться с этой заразой, ну и далее по тексту.

Я прочитал и забыл, потом было еще многих книжек, хороших и разных, и в каждой авторы что-то да советовали. Но вот недавно решил вернуться, прочесть знаменитую книгу целиком. Благо, за рекомендациями ходить далеко не. Думал, будут новые горизонты, наставления на путь истинный.

Пшик… Толстенная книжка, а все про одно и то. Кроме тех тридцати страниц выжимки и нет. И книжка-то сама для переводчиков!

Must живге, знамя начписов рунета Книга в полновесных четыре сотни страниц, которую легко ужать до пятидесяти. Моя главная претензия к форме, про содержание. Это разрозненные, плохо структурированные куски, внутри которых автор обрушивает на нас лавину примеров без каких-либо указаний на авторство строк или переводов и перемежает это острыми патетическими призывами нещадно выпалывать вездесущий канцелярит, бить в набат, кричать караул, отбрасывать овсюг и мякину и иже с.

И все это, как заевшая пластинка, на протяжении бесконечных четырех сотен страниц! Ближе к концу горн пропаганды смолкает, и начинаются хвалебные песнопения в адрес старших товарищей по кашкинской секте.

Слово живое и мёртвое — Википедия

Хрен редьки не слаще. Но даже не это делает книгу такой мёртвре и неинтересной. У автора живок нет иронии. Читаешь книгу, а ощущение такое, будто присутствуешь на страшном живор, настолько все серьезно и напряженно. Нора Галь рассуждает прямолинейно, идейно, бьет проблему в лоб, клеймит все, что видится ей неправильным. А не лучше ли высмеять ошибки и ляпы?

  ТРОФИМ Я ЗНАЮ ТОЧНО РАСТАЕТ ЛЁД СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Тем паче что большая их часть настолько норра и очевидна, что авторы строк и сами поняли свои ошибки. Да не ошибки даже, опечатки, описки. Но нет, набат уже бьет вовсю. Того и гляди, постучат среди ночи. Конечно, исправлять ошибки, указывать на ошибки необходимо. Значительная часть книги и, вероятно, самая полезная ее часть посвящена рассуждениям о тлетворном влиянии канцелярских оборотов на родной язык.

В особенности на язык художественных произведений. И тут с автором сложно не согласиться. Вычурные официозные конструкции, линейки отглагольных существительных, витиеватые туманные формулировки сильно портят мелодику любого текста, а гсль художественного и подавно. Я не буду столь категоричен — иногда, к месту, такие обороты допустимы, проскакивают тут и там у многих современных писателей, но главная опасность здесь в том, чтобы язык художественного произведения не становился похож на язык деловой переписки или газетной статьи.

Согласитесь, в этом мало хорошего. Мы знаем, что, к примеру, в официальных документах не допускаются многие просторечные, разговорные выражения, не в почете там и глаголы; официально-деловой стиль имеет свои строго очерченные рамки и не допускает за них элементы других стилей.

Поэтому вполне логично, что и стиль художественный должен отгораживаться от оборотов, ему не присущих. Рассуждения о замене заимствованных слов русскими, по моему мёрттвое мнению, верны лишь отчасти. Я признаю замену однозначно верной, когда иностранное слово теснит аналогичное по значению русское.

Например, диллер — торговец, шоп и маркет — магазин, и т. Однако госпожа Галь настоятельно рекомендует избегать таких слов как: Все эти слова, по мнению автора, необходимо всегда заменять русскими аналогами.

18 комментариев

Шанс меняем на надежду. Проблему — на задачу. Интуицию — на чутье. Момент — на минуту или секунду которые, впрочем, так же образованы от английских minute и second, но на это г-жа Галь махнула рукой, мол, живвое уже постылые. А моментможно подумать, не прижился? Автор доходит до того, что критикует даже названия видов спорта, но что поделать, если футбол, баскетбол и хоккей — заимствованные слова?

Что сказать на этот счет?

Если в далеком году подобные призывы кем-то и воспринимались всерьез, то сегодня предложение отказаться от всех заимствованных слов уже не выглядит заманчиво. Конечно, вы можете сколько угодно скрупулезно, хоть до наль в глазах менять в каждом своем тексте шанс на надеждуа момент на минутуно все остальные и не подумают заниматься такой ересью.

Нора Галь «Слово живое и мёртвое»

Если вы, будучи лаль да хоть и просто человеком пишущимсознательно отсекаете значительную часть словарного запаса — то это лишь обеднит ваш язык. Та же Нора Галь, усердно избегая заимствованных аналогов, без конца употребляет слово речение — в книге оно повторяется, наверное, больше тысячи раз, так что к концу уже мёртвре от его вычурности. Все эти слова, хоть и заимствованные, уже плотно вошли в наш язык, хотим мы того или.

И это факт хотя факт — тоже заимствованное. Язык постоянно развивается, год от года, незаметно для нас и не слоао с нашим мнением. И один из способов развития языка — это как раз заимствования из гаюь языков. И продолжается культурный обмен уже не первый год и о, боже! В свое время русский язык активно брал у татар, и у немцев, и у французов, да что там — у нас ведь каждое второе имя греческое! Вас это не смущает, борцы за чистоту языка?

  АЛЛЕГРОВА ПОСМОТРИ КАК ХОРОШ МУЖ С КОТОРЫМ ТЫ ЖИВЕШЬ МИНУС СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Мне забавно читать, как Нора Галь приводит цитаты русских классиков Белинского, Маяковского о чистоте языка. Но почему-то совершенно забывает о множестве примеров, когда те же классики активно используют в своих произведениях обороты на французском. Да что там, Лев Толстой — глыба, наше все! Этого Нора Галь не замечает. Потому живге на Толстого варежку не откроешь, а на безымянного переводчика, который не заменил чужое слово русским — легко. Талант должен следить за плавностью слога, тщательно выбирать каждое слово, оттачивать формулировки … Вы, извиняюсь, Достоевского вообще открывали?

Содержание

Ну да бог с ними, спорить с мертвыми — то еще занятие… Странно только, что в ХХI веке современные и образованные люди до сих пор продвигают столько однобокую и прямолинейную позицию. Хотя те же классики уже двести лет как доказали: Выкиньте с прикроватной тумбочки ваши четыре сотни страниц и положите туда Достоевского. Basta, я все сказал. Последние главы книги посвящены тонкостям художественного перевода, и, быть эивое, будут кому-то интересны.

Мне они показались скучными. Сбивчивый тон, множество цитат из разных кусков текста, минимум сюжета. Читать эти холодные надменные строки неприятно. Все-таки в таких случаях, чтобы сложить для себя объективную картину, нужно выслушать доводы и второй стороны.

За сим отсылаю вас к книге А. Очень грустная и поучительная история. Отдельная шпилька по Киплингу. Вот уж точно — художественный перевод!

Но даже в родной стихии перевода некоторые соово Норы Галь безнадежно устарели. Например, у меня вызвало улыбку ее предложение переводить и обыгрывать говорящие живоп. Фамилию автор подобрал не случайно, она помогает раскрытию образа. Читатель же у нас ленивый и глупый, он не может посмотреть в сноску. Конечно, во времена железного занавеса, когда зарубежные книги были редкостью, а иностранные языки так и вовсе знали единицы — такой подход еще можно оправдать.

Но сегодня, когда книга давно стала чем-то большим, чем пыльный том на библиотечной полке, ни много, ни мало — самостоятельной культурной единицей, по которой могут снять сериал или фильм, дописать продолжение, даже склепать видеоигру, в таких условиях переведенная фамилия вызовет столько путаницы у читателя, что простая скромная сноска жиове великим благом.

Знаете, это такая порочная практика — все упрощать. Разжевывать для читателя, как для желторотого птенца. Упрощать, низводить сложный витиеватый слог до разговорного, просто потому что так привычнее и понятнее? Может наш глубокоуважаемый читатель хоть разок оторвет пятую точку от дивана и заглянет в толковый словарь?!