ПРИЗНАНИЕ

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены

Просто сказать «спасибо».
Приближается весенний субботний день – 22 апреля… Нет-нет, мы – не о вождях и не о славных таскальщиках бревен или прочих тружениках метлы и лопаты на всеобщих субботниках, мы – совсем о другом. 22 апреля в Большой аудитории Центрального лектория Политехнического музея состоится вторая торжественная церемония награждения лауреатов НАЦИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПРЕМИИ ЗА ЗАСЛУГИ В ОБЛАСТИ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ «БЛАГОДАРНОСТЬ»…

Нам захотелось просто сказать «СПАСИБО!» тем самым главным людям в нашей песне – АВТОРАМ, – с которых все и началось. Так сильно захотелось, что мы тут же в домашнем компьютере завели соответствующую папку с названием «СПАСИБО» и… отложили это дело на три года. Почему? Да просто потому, что стало понятно: прежде всего нужно искать единомышленников и деньги.
С единомышленниками было проще – все понимали, что дело это нужное. А вот с деньгами все обстояло гораздо сложнее. Пришлось ждать, когда Каримов напишет книгу о Московском КСП и когда она найдет покупателей. Шучу, конечно, но ведь в каждой шутке действительно бывает сколько-то правды, – и потому, когда долгожданные события произошли, дальше все пошло как по маслу…
Теперь два слова об Экспертном совете проекта «ПРЕМИЯ “БЛАГОДАРНОСТЬ”». Мы были абсолютно уверены, что в него должны войти люди, достаточно известные культурно-политической общественности страны и при этом хорошо знающие авторскую песню. Такой коллектив нам удалось собрать довольно быстро. В него вошли: лауреат Государственной премии СССР, Заслуженный деятель искусств России, лауреат премии «НИКА» и множества других, композитор Владимир Дашкевич (председатель); Народная артистка России, Лауреат Государственной премии Елена Камбурова; литературовед, критик, сценарист Лев Аннинский; актер, режиссер, сценарист Вениамин Смехов; президент группы компаний IBS Анатолий Карачинский; историограф, текстолог авторской песни Андрей Крылов; художественный руководитель Городского Центра авторской песни Александр Костромин и близкие друзья Юрия Визбора – дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР Валерий Рюмин; мастер спорта международного класса по альпинизму, Заслуженный спасатель России Владимир Кавуненко и вице-президент Ракетно-космической корпорации «Энергия» Аркадий Мартыновский.

Александр Дулов – художник вольной культуры.
С Александром Дуловым беседовали: Алексей Брунов и Сергей Труханов.

В каждом походе вечером у костра бывает такая минута, когда кто-то берет гитару, начинает петь, а друзья, сидящие рядом, узнают песню и подхватывают. И ни один такой дружеский круг не обходится без песен замечательного композитора Александра Дулова — они любимы, они узнаваемы, они в наших сердцах. 15 мая 2006 года будет его юбилей – 75! Заранее не поздравляют…, а мы и не поздравляем – мы просто любим Александра Андреевича – не заранее, а всегда…
Ирина Алексеева

С.Т.: У Вас такие яркие мелодии, как они появляются? Вот Вы берете стихотворение – мелодия сразу звучит или со временем может как-то менятся? Какой здесь элемент сознательной задачи?
А.Дулов: Мне трудно сказать про элемент сознательной задачи, все это обычно очень естественно – читаешь стих и он как-то вдруг в тебе звучит, звучит – и поется. Иногда, может быть, по какой-либо причине я ставил себе задачу написать песню на какой-то стих, но удавалось редко, а, как правило, если читаешь, если трогает тебя что-то там, сшибает, высекает этот стих в тебе нечто, с ним сживаешься и начинаешь его петь. А какие мелодии – по-разному, иногда прямо сразу возникает, а иногда делаю песню, и что-то не так… А потом уже вдруг делаешь абсолютно другую мелодию, бывает и так…
Барды – не композиторы. И не поэты. Издавна считали, что существует две художественные культуры. Первая – профессиональная, вторая – фольклор. Но вот относительно недавно, в начале 80-х, выявлено, что есть еще и третья, которую, по-моему, точнее всего называть вольной культурой. Это огромное открытие совершенно осознанное. И я не понимаю, почему в мире оно не произвело фурора. Ведь вся мировая художественная культура, по сути, питается именно этой вольной культурой. Корней Иванович Чуковский сказал, что от двух до пяти мы все «творцы вольные». Не случайно. Потому, что в два года начинает действовать в человеке инстинкт художественного освоения мира, и все мы становимся художниками. И на всю жизнь, будоражимые этим эстетическим инстинктом, остаемся художниками…
Вольная культура издавна пронизывает все виды искусства. И живопись (Пиросмани и другие «примитивисты», лубок), и джаз (начиная с его новоорлеанских созидателей), и литературу (анекдот, частушка), и театр (Петрушка, скоморохи). А бардовская песня (наряду с ее предтечами – теми же скоморохами, Вертинским) наиболее точно соответствует сути именно «вольной» культуры. Профессиональная культура – это эстетика. Задача профессионала – создать художественный шедевр, пусть даже вопреки нравственным нормам (еще Пушкин написал «Поэзия выше нравственности – или по крайней мере совсем иное дело»). А в бардовском – вольном! – искусстве другой критерий – именно этический. Задача барда-«вольника» – быть самим собой и честно выразить свое отношение к миру. Красота – не самоцель. Первейшая забота барда: сберечь свою индивидуальность, свое человеческое достоинство и независимость – не прогнуться под властью денег, властью славы и просто властью. Ну а бардовская песня как жанр – оберегает нравственное здоровье общества…
К бардовской песне надо перестать относиться как к исключительно художественной ценности – она не для этого, не это в ней самое главное. Вот многие барды сейчас у нас стали очень хорошо на сцене выглядеть. Ну просто у них блестяще все получается: и игра, и пение. А когда все абсолютно выверено, вымерено точно, это становится во многом бездушно и не действует – теряется естественность. Я иногда на себе такое удивительное явление обнаруживаю. Вышел не очень собранный, пою, но чувствую, не получается – зажат. А если вдруг ошибся, не то сказал, сбился и сам улыбнулся – и народ заулыбался. Вот в этот момент я стал самим собой. Мне ошибка позволила раскрепоститься, а людям проникнуться…
А.Б.: Почему у Вас много песен на женские стихи?
А.Дулов: Ну вообще эта истина достаточно банальная, что по-половому признаку стихи не делятся. Поэтому если я выбираю, по-теории вероятности, достаточно много женских стихов, потому что они стихи. Уже так можно объяснить. А потом, если взять такую женщину, как Цветаева, в общем, она десятерых мужиков за пояс заткнет именно как крепкая мужская сила. Так что тут очень трудно. Но с другой стороны, все-таки, наверное, в противовес этому могу сказать, что поскольку женщина принципиально по-другому воспринимает мир и интуитивное восприятие мира у нее развито гораздо сильнее она верит чувствам, ощущает, что может случиться вопреки какой бы то ни было логике. Поэтому женщина-поэт, мне кажется, передает в поэзии какие-то тонкие человеческие переживания, которые мужчинам просто недоступны.

Ирина В. Алексеева

Предыдущая «
Следующая »