ПРИЗНАНИЕ

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены

Безусловные знаки
За что я люблю песни Ланцберга? Странный вопрос! Разве любят «за что-то»? Тем более когда речь идет об, извините, произведении искусства: это всегда необъяснимое чудо, когда оказывается, что плод вымысла какого-то неведомого тебе и не знающего о твоем существовании человека вдруг имеет к тебе самое прямое отношение, да такое, что у тебя в горле – комок, а в душе – радость узнавания: «ну да, я же всегда знал, что это так, только
И все-таки…

Так чем же взяли меня эти странные, загадочные, часто совершенно непонятные песенки?
Первый ответ – да вот именно этим. За каждой из них, за каждой их строчкой – некая история. Неизвестная мне (до поры до времени – позже я узнал кое-какие из этих историй, о них будет разговор ниже), но несомненно существующая – это же чувствуется. Как античная мифология за пушкинской строкой или пласт «Сильмариллиона» за страницами «Властелина колец»
С тех пор как я обнаружил в себе нечто похожее на собственный эстетический вкус, меня всегда особенно привлекало умение сделать фактом поэзии самую обыденную, житейскую, иногда намеренно сниженную или даже пошлую, антиэстетичную деталь, ситуацию, предмет. Подчеркиваю – не просто «воспеть», не наградить какую-нибудь дохлую крысу кучей поэтических тропов, но увидеть (и показать нам) ее собственную поэтичность.
Ланцберг – особенно в классических своих песнях – удивительно богат этим видением и щедро тратит его не только на центральные, «программные» темы, но и на мимолетные, эфемерные образы. «Человеческой каши нажравшийся боров – автобус живот волочит», «Вон над кладбищем плачутся галки, как души, которых не приняли в рай» – это «Старый вальс вдоль Новой дороги», весь построенный на такого рода картинках-настроениях.
У «Этюда на кухне» уже есть выраженная художественная задача, и строчка «А ночь и стает, и сгорит, – и лишь огарок фонаря в копченый мартовский сугроб воткнет она» работает на нее, хотя вполне хороша и сама по себе.
Какие же ценности актуализирует, приводит в контакт с душой слушателей поэзия Ланцберга? наверное, если опросить КСПшников, то чаще всего рядом с его именем будет звучать слово «порядочность» В мире Ланцберга порядочность, моральная щепетильность реальны до осязаемости и выступают одной из мирообразующих сил.
Не буду я говорить и о других ценностях, оживающих в песнях Ланцберга – дружбе, коллективизме, бескорыстии, любви, наконец – и о его великолепном юморе, без которого немыслимы даже самые лиричные его песни. О каждом из этих предметов, о неповторимом способе его существования в поэзии Ланцберга толковый искусствовед мог бы написать монографию.
Но вот о чем надо сказать обязательно – это о ланцберговской ясности, об удивительной в отечественной поэзии точности и четкости формулировок в самых щекотливых вопросах. Казалось бы, человек, поэзия которого вся пронизана силовым полем порядочности и бескорыстия.
Впрочем, я думаю – главное все-таки в том, что он очень хороший поэт.

Борис Жуков

Предыдущая «
Следующая »