СВЕТЛЫЕ СТРОКИ

  • Автор: Самохин Антон
  • 08.04.2015
  • Комментарии отключены

«Я слышу, я не сплю, зовешь меня, Марина»
Недавно задумалась – стихи каких поэтов чаще всего становятся бардовскими песнями? Кто у бардов наиболее популярен? Пожалуй, все-таки Марина Цветаева и Арсений Тарковский, не так давно, в общем-то, вошедшие в широкий читательский обиход.

Сейчас и книг, и воспоминаний, и научных исследований о Марине Цветаевой и Арсении Тарковском великое множество. Но не все знают, что в 40-х годах прошлого века пути двух великих поэтов пересеклись, и эта встреча оставила неизгладимый след в душе каждого.
Последние годы жизни Марины Цветаевой хорошо изучены, но точной даты встречи ее с Арсением Тарковским нет нигде. Известно, что поводом для знакомства послужили стихи – переводы Арсения Тарковского туркменского поэта Кемине. Полное название книжки «Кемине. Собрание песен и стихов в переводе Арсения Тарковского с добавлением избранных народных рассказов о жизни прославленного поэта».
Перевод Арсения Тарковского попал к Марине Цветаевой, скорее всего, через его близкую знакомую, переводчицу Нину Герасимовну Бернер-Яковлеву. В молодости она посещала литературно-художественный кружок на Большой Димитровке, хозяином которого был Брюсов. Там она впервые увидела Марину и Асю Цветаевых в сопровождении Максимилиана Волошина…
Если судить по письму, адресовано оно человеку уже знакомому, к которому возникла симпатия. Цветаева и Тарковский могли встретиться и на каком-нибудь литературном вечере, и в секции переводчиков… Но Бернер-Яковлева утверждает, что Цветаева и Тарковский познакомились именно у нее. Нина Герасимовна вспоминала: «Они познакомились у меня в доме. Мне хорошо запомнился этот день. Я зачем-то вышла из комнаты. Когда я вернулась, они сидели рядом на диване. По их взволнованным лицам я поняла: так было у Дункан с Есениным. Встретились, взметнулись, метнулись. Поэт к поэту…»…
Поэт к поэту… Это очень важно. Когда Арсений Тарковский приехал в 1925 году в Москву учиться, Марина Цветаева уже три года жила в Чехии. Но ее стихи были хорошо известны людям, интересующимся поэзией. Книжки ее можно было найти у букинистов, прочесть или выменять у друзей. Молодой Арсений Тарковский очень уважал Цветаеву как мастера, мэтра, старшего коллегу. Марина Арсеньевна пишет, что ей, родившейся в 1934-м, Арсений Александрович дал имя в честь поэта Цветаевой.
Когда они встретились, Марина Ивановна только что вернулась из Франции. Арсений Тарковский в то лето 1939 года вместе со своей второй женой Антониной Александровной Трениной и ее дочерью Еленой жил в Чечено-Ингушетии, где переводил местных поэтов…
Тарковский не просто поэт – поэт истинный. Он не мог не восторгаться стихами Марины Цветаевой, не мог и в жизни пройти мимо нее…
Марина Цветаева познакомилась с Арсением Тарковским в 1940 году. Они звонили друг другу, встречались, гуляли по любимым местам Цветаевой – Волхонке, Арбату, Трехпрудному… Однажды встретились в очереди в гослитовской кассе. Те, кто видел их вместе, замечали, как менялась Цветаева в обществе Тарковского. Марина Арсеньевна пишет: «Отношение папы к Цветаевой не меняется. Он, уже возмужавший поэт, все тот же почтительный ученик, она для него – старший друг и Мастер. К стихотворению «Сверчок» (1940 год) в папиной тетради есть приписка: «Заповедную» во второй строке – эпитет придуман Мариной Цветаевой, вместо моего, который ей не понравился» (я разыскала папин эпитет – «похоронную»)…
…Вскоре становится ясно, что Арсений Александрович избегает встреч с нею. Весной 1941 года он даже не поздоровался с ней на книжном базаре в Клубе писателей. Он мужчина, он поэт, предпочитающий любить – гораздо больше, чем принимать любовь. В этом отношении их полюса совпадали с Анной Ахматовой. Да и просто – и физически, и эмоционально – он не мог уделять Марине Ивановне больше времени, чем уделял. У него молодая жена и приемная дочь, бывшая жена и двое своих маленьких детей, старенькая мама… Ушедшие любимые люди. Тем не менее ему тоже жаль терять дружбу с Цветаевой:

Все, все связалось, даже воздух самый
Вокруг тебя – до самых звезд твоих –
И поясок, и каждый твой упрямый
Упругий шаг и угловатый стих.
Ты, не отпущенная на поруки,
Вольна гореть и расточать вольна,
Подумай только: не было разлуки,
Смыкаются, как воды, времена.
На радость руку! На печаль, на годы,
Но только бы ты не ушла опять.
Тебе подвластны гибельные воды,
Не надо снова их разъединять.

Под стихами дата – «16 марта 1941 года». О том, что существуют стихи, посвященные ему, возможно, последние в жизни Цветаевой, Арсений Тарковский тогда не знал.

Наталья Савельева.

Предыдущая «
Следующая »