ВИКТОР НЮХТИЛИН МЕЛХИСЕДЕК ТОМ II СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Проклятие снято, и моя магия свободна. Так стало быть это выигрывает пари, но опрокидывает его концепцию, что психология бесполезна! Малдер видел мир иначе и имел свою концепцию мира — пусть достаточно прямолинейную, подходящую больше для сериала, чем для жизни, однако в главном эта концепция была правильной. Мелхиседек лет спокойно спал а теперь в гробу переворачивается. Даже сейчас нам недостаточно одного понятия «сзади».

Добавил: Tojatilar
Размер: 63.9 Mb
Скачали: 80671
Формат: ZIP архив

Эта книга посвящается Константину Константиновичу Минджия с улицы Инге, который научил меня учиться, когда я учусь, Русудан Григорьевне Гогия из города Ткварчели, которая научила меня работать, когда я работаю, Аркадию Иосифовичу Слуцкому из города Краснодара, который научил меня думать, когда я думаю.

Александру Константиновичу Пипинову из Заречья, который научил меня видеть, когда я смотрю, Александру Сеит-Кезиновичу Каспакову из Восточного Казахстана, который научил меня смеяться над авторитетным и никогда не смеяться авторитетно, а также моей жене Людмиле, из мира женщин, которая может научить любить любого. Вынесенную в заголовок сегодняшнего обзора фразу когда-то сказал знаменитый агент Фокс Малдер, прославившийся тем, что задавал вопросы и пытался найти на них ответ, не укладывающийся в рамки официально существующей идеологии и даже современной науки.

Малдер видел мир иначе и имел свою оюхтилин мира — пусть достаточно прямолинейную, подходящую больше для сериала, чем для жизни, однако в главном эта концепция была правильной. Как только человек перестает задумываться о том, для чего он в этом мире, и удивляться миру, жизнь заканчивается….

Их концепции даже для кого-то стали жизненаправляющими, иногда — для целых государств иделогией пример фашистской Виткор или СССР в этом смысле весьма показателен.

А кому-то хватает простой веры: Красиво загнул, скажет читатель. Между прочим, этими словами можно описать всю книгу. Назвать теософическим трактатом —. Скорее, это новый жанр, невозможный ранее в нашей стране: По простой причине — эта книга должна была быть совершенно не о том, о чем она получилась. Первоначальное ее название подразумевало разбор некоего континуума непрерывной линии поиска человеком Бога от Мелхиседека первого священника до наших дней.

Мелхиседек — библейский персонаж. Дальше там еще много написано. Исходя из всего мелхпседек до ивктор, мы должны, как представляется, мелхиесдек всего, отказаться от самой мысли придавать задачам человека какие-то цели по преобразованию материального мира.

Во-первых, этот мир не цель, а средство, а во-вторых, iii не вечен, а в третьих, человек — инородное тело в этом мире. В отличие от животного и мелхисседек мира человек не входит органически в систему материальных явлений мироздания. У него нет среды обитания и это с одной стороны говорит о том, что человек может обитать везде, но с другой стороны говорит о том, что человек, как животное, не может вообще обитать нигде.

Везде, где находится человек, ему нужна одежда, жилище, обработка пищи, защита от климата и все остальное, что указывает на мелхмседек, что человек, как биологический вид, абсолютно не вписывается ни в какие условия Земли. Io помещен в условия, которые требуют от него борьбы с природой, а не естественного с ней слияния.

Если он не будет бороться с природой или усиленно к ней приспосабливаться небиологическими способами, то он погибнет.

Человек размещен во все климатические зоны, но именно размещен, поскольку нет ни одного места на земле, куда бы он мог органично забрести процессе какой-нибудь эволюции. Вызывает большие сомнения идея того, что обезьяна из джунглей переместилась в тундру и стала нютилин по ней на оленях, впрыгнула в пустыню и стала кататься на верблюдах, стала жить в суровых условиях Европы, оседлав лошадей, или забралась в горы Кавказа, выпасая овец.

Нечего нюхтидин было бы делать во всех мелхисеюек местах, да и повода не. Она не такая уж дура, как описывают эволюционисты, чтобы из обильных и теплых джунглей перебираться через степи и горы к манящим своим вечным холодом северным морям или в увлекающую однообразием деревьев и отсутствием бананов промерзлую тайгу. Везде, где живет человек сейчас, он жил. Безлюдных мест на Земле.

  УШУ ЦЗУЙ ЦЮАНЬ КНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Людей было мало, но жили они всегда там, где они живут. И где бы они ни жили, они не могут жить в том природном виде, в котором живут все те животные рядом с ki, которых человек ел, приручал и использовал. Человек не органичен природе еще и потому, что в природе ничего не изменилось бы в худшую или в какую-либо другую сторону, исчезни он совсем с ее лица.

Вспомним классический пример, когда, уничтожив какую-то мошку в Амазонии, человек получил взамен обмеление и заболачивание протекающих там рек. Вот такая связь всего живого, как единого аелхиседек существует в природе! Но человек под эту связь не подпадает. Убери человека — и природа этого совсем не заметит. Зато человек очень любит природу.

Акции сегодня

Он посвятил ей огромные массивы своего творческого запала, воспевая окружающий мир в пейзажах, поэзии, музыке и литературе. Но, все же, самым показательным свидетельством истинных взаимоотношений человека с природой из всего его творчества, является всего лишь одна книга, которая называется Красной.

Человек насилует природу, подминает ее под себя, загрязняет и меюхиседек. К примеру, только автомобильный парк Соединенных Штатов Америки уничтожает кислорода больше, чем воспроизводит вся природная среда этого государства. Он явно особое явление, этот человек со своими вонючими драндулетами, чадящими комбинатами и смертоносными атомными электростанциями, мелхоседек не продолжение цепи живых созданий.

Поэтому искать его назначение следует вне природы и вне животного мира. В таком случае исходная посылка поиска его задач для нас значительно упрощается, достаточно лишь внимательно посмотреть — чем человек коренным образом отличается от животных? В этом отличии и должно состоять его особое назначение. Здесь и надо искать. Естественным образом возникает мысль о том, что главное томм человека от животного состоит в том, что бросается в глаза сразу.

А если говорить точнее, то бросается в уши. Речь, конечно же, идет о наличии у нас осмысленной и вразумительной речи. С нее и начнем. Итак, мелхисеек пойдет о речи. Здесь вполне резонно было бы предположить, что это и есть наша задача.

: Мелхиседек. Книга 2. Человек : Виктор Нюхтилин : читать онлайн

А почему бы и нет? Может быть, развивая свою речь, мы, наконец-то, создадим то самое слово, которое все объяснит нам, изменит нас и сделает достойными Его? Задача, как поиск слова, которое изменит весь мир, объясняя его смысл и наше в нем место?

Во-первых, такое слово, которое все объясняет и должно все в нас изменить, уже есть, и это слово — Бог. Оно все объясняет, но ничего не изменяет ни в нас, ни в нашем мире. А другого слова нам не найти, сколько бы мы не искажались в этих поисках.

Во-вторых, не слово рождает новое содержание, а новое содержание рождает новое слово. Не имея о чем-то понятия, не создать о нем и слова. Если человек не знал ничего об электронах, то и слова этого не было и не могло появиться.

Слово «телевизор» не могло появиться в Х1Х веке и изменить мир настолько, чтобы он сузился до размеров диагонали этого прибора.

Все произошло как раз наоборот. И, в третьих, совсем не похоже, что мы, как человечество в совокупности, занимаемся развитием языка и речи на протяжении всей своей истории. Здесь можно предвидеть как минимум удивление обыкновенного читателя и, как максимум, возмущение читателя-лингвиста.

Но нас ничто не должно удерживать от подобного утверждения, поскольку наука не знает виртор одного примера развития и усложнения языка!

Используется благородное слово для обозначения совсем не благородного дела.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Но если мы нарушим научный этикет, и откажемся от этого слова, то увидим, что король не только голый, но и ему становится все хуже и хуже. Есть множество свидетельств о том, что люди сначала швырялись друг в друга в различных целях подручными камнями, затем стали насаживать эти камни на палки, повышая избирательность и точность поражения. Затем пошли в ход дубинки, мечи, топоры, копья, луки, арбалеты, мушкеты, пистолеты, ружья, нарезные ружья, пушки, гранаты, мины, самолеты, танки, автоматы, минометы, и, в конце концов, пришла атомная бомба, которая не избирательна и не точна, но настолько убедительна своими аргументами, что снимает все глупые вопросы о точности и избирательности.

  ПРОДИДЖИ СМАК МАЙ БИЧ АП СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Вот — развитие и усложнение. Атомная бомба, конечно, не так изящна, как кавалерийская атака, но это и не попытка проломить камнем череп или откусить обидчику нос. Это даже не настойчивые тычки шпагой в разные места юркого противника. Так же точно можно сказать и о любом другом виде деятельности человека, кроме … речи. Не собрано ни одного научного свидетельства о том, что древние смешные люди когда-то нюхтиин очень односложно и воктор, а потом стали разговаривать все лучше и лучше, все успешнее и успешнее, непрестанно этому мелхичедек.

Совсем наоборот — древние языки, как ни странно, всегда сложнее и выразительнее того, что из них получилось со временем. Современным языкам по этим показателям до древних языков очень и очень. Нет также ни одного свидетельства и о том, что когда-то развивалась письменность.

Все письменные источники, какими древними они бы не были, выглядят в строго законченном виде и тоже всегда в более сложном варианте, чем они стали позднее. Никакой промежуточной, развивающейся, формирующейся письменности не обнаружено. Похоже, что стереотип развития этой формы деятельности речи человека перекинулся на нее с других форм его деятельности.

Если человек от купальников, имеющих когда-то вид облегченных боевых доспехов, перешел сегодня к бикини, то предполагается, что и во всем остальном людской род также мудро и совершенно прогрессирует во времени. Может быть, к моменту исторических свидетельств этих языков и письменностей они уже окончательно развились усилиями человека, а более глубоко в историческую даль просто не представляется возможным заглянуть?

В этом-то нас повсеместно и пытаются убедить. Но в это трудно поверить. Хоть какие-то доказательства эволюционного развития речи и письменности должны были бы. Что нового не найдут археологи, все абсолютно завершено по форме. Ну, а если таких доказательств нет, то всего разумнее предположить, что Бог дал нюхтилмн и готовую речь и готовую первую письменность.

А, в таком случае, это вообще не может быть нашей задачей, поскольку после Него нам здесь уже делать нечего. Нюхиилин, в любом случае, мы подошли к моменту, когда не помешает доказать или то, или иное. Если принимать ссылки на то, что времена дикости были мелхисодек давно, и невозможно достоверно утверждать, что в тот период язык человека был таким же совершенным как наш, то мы ответим: По соседству с нами.

Достаточно обратиться к абсолютно диким племенам Африки, Азии, Австралии или Амазонии. Эти люди живут почти стаей, на самом раннем уровне первобытнообщинного строя, следовательно, их язык должен быть почти языком животных.

Что же на самом деле обнаруживают лингвисты в этих племенах? Они обнаруживают, что примитивных языков. Разговоры о скудном словарном запасе викор племени «мумбо-юмбо» — выдумка потешников от художественной литературы.

Язык этих племен, не прикрывающих даже своих половых достоинств одеждой, своей сложностью и выразительностью создал бы у этих литераторов, при сравнении с языком их творений, комплекс неполноценности. Как и сравнение мелжиседек достоинств. Это всегда богатые, точные и красочные языки, с превосходно развитой лексикой.